Проблема отсутствия будущего - не только российская проблема

11 июня в 18:02

Мы уже устали с 90-х годов слышать, как мантру, одно и то же: «Скажите куда мы идем? Какова цель России? Какова её национальная идея?» По большому счету, ответ на этот вопрос до сих пор не найден. Говорить о том, что национальная идея – это патриотизм и постоянное неуклонное улучшение жизни народа и социальных гарантий, конечно, можно, но такие разговоры идут только на безрыбье, то есть при отсутствии или скрывании по-настоящему глобальной идеи, глобального плана.

Недаром в сети ходит мем под названием «Хитрый план Путина»: у Путина есть какая-то задумка, идея и цель, но он её никому не рассказывает; она появляется постфактум, заранее никому не объявляется – в этом видятся разведческие повадки Путина.

Дело в том, что проблема отсутствия будущего, не только российская проблема. Как показывают Ильницкий и Ленченко, в Америке и в европейских странах абсолютно та же проблема: ведущие интеллектуалы говорят, что утрачен смысл существования, утрачен образ будущего. Они требуют от своих правительств, от своих политиков и лидеров ответа на вопрос: куда мы идем и какую миссию выполняем? С тех пор, как коллективный Запад победил коммунизм, такая миссия исчезла.

Еще можно было говорить о конце истории и о торжестве глобального мира в 90-е годы, но после того, как взорвались башни-близнецы, стало понятно, что никакого глобального и светлого мира нет, что существует огромное количество угроз, что в качестве реакции на глобализм поднялось огромное количество антиглобалистких движений, в том числе и террористических. Райская жизнь для Запада в 90-е годы закончилась.

Сейчас в эпоху эпидемии все глобальные институты, которые были выстроены после победы над Советским Союзом, трещат по швам. Европа показала себя полностью импотентной и не оказала никакой помощи Италии и Испании. В Евросоюз никто не верит. Америка, которая гордилась своей медициной, технической вооруженностью, богатством, опозорилась на весь мир, показав рекордный уровень заболеваемости, высокий уровень смертности, чудовищную дезорганизованность внутренней политики. Не отстают от нее многие другие страны. В целом идет кризис доверия к государствам. Общество не может доверять ни глобальным институтам, ни государствам, ни политическим лидерам.